« … Я спросил, зачем идёте в горы Вы?»

« … Я спросил, зачем идёте в горы Вы?»

« … Я спросил, зачем идёте в горы Вы?»

Именно так, почти по-Высоцкому, начался наш разговор с Евгенией Павловой. Узнав о том, что Евгения первый раз поднялась на самую высокую гору России и Европы ещё летом 2010 года в составе сборной группы альпинистов из Ивановской и Костромской областей, я просто не мог не встретиться с ней. Молодая женщина, заботливая мать двоих детей, всё это как-то не увязывалось в моём представлении с образом мужественной покорительницы горных вершин. Тем более в нашей тихой, провинциальной Шуе, от которой до ближайших гор не одна тысяча километров.

457 дней назад (21 октября, 00:50)
Источник: Шуйское время

– … С чего началось? – переспросила она. – Со школьной секции туризма, которую организовал пришедший работать в нашу школу молодой преподаватель физкультуры Виктор Потёмкин. С ним мы стали ходить в многодневные походы по области, где учились тому, как ориентироваться на незнакомой местности, как не заблудиться в лесу, как в любую погоду развести костёр и приготовить пищу, как правильно поставить палатку. Но, пожалуй, самое главное, чему он нас научил, – верить в себя, в свои силы, в то, что ты можешь очень многое. Сам В. Потёмкин к тому времени уже имел звание мастера спорта СССР, был призёром первого всероссийского суперэкстрима на выживание, проходившего в Архангельской области. Он рассказывал нам, что участникам тех соревнований нужно было за одну неделю в одиночку пройти дистанцию протяжённостью двести тридцать километров по лесам и болотам Архангельской области, имея при себе самый минимальный запас продуктов питания, не заходя на ночлег и не обращаясь за помощью в населённые пункты.
И перед нами в походах он ставил задачи, на первый взгляд казавшиеся непосильными, невыполнимыми. Трудно было, – с улыбкой вспоминает Евгения. – Первый большой велосипедный поход, в котором мы не столько ехали, сколько тащили по бездорожью велосипеды на себе, запомнился очень хорошо. Тяжело, от усталости с ног валились, но всё равно интересно. Потом было ещё много походов и соревнований. Уже на следующий год мы стали призёрами первенства области, а ещё через год – чемпионами области по туристическому многоборью и подтверждали это звание несколько лет подряд. А в 1995 году заняли четвертое место на чемпионате России.
Горы первый раз увидела в сентябре 1993 года. Виктор Александрович повёз нас тогда в Форос на сборы по скалолазанию. Это была вообще сказка. Крым, море, горы, с которых открывается великолепный вид на Форос, где тогда отдыхал Горбачёв. Словом, масса самых ярких впечатлений, сохранившихся в памяти на всю жизнь. Запомнилось и тем что в это время в Москве проходил Разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Поезда шли в обход Москвы и обстановка была в целом нервная. А сами видели последствия погромов в центре столицы.
Что ещё? Закончилась учёба, а вместе с ней и наши школьные и студенческие походы и соревнования. Началась совсем другая, взрослая жизнь. Но по-прежнему встречались и с теми ребятами, с кем вместе выступала на соревнованиях, и с Виктором Александровичем. Как-то при встрече, было это в самом начале весны, он рассказал, что каждую весну туристы-водники со всей центральной России открывают свой сезон на Ухтохме. Собирается много интересных людей, да и сам сплав по реке, когда только сошёл лёд, а на берегах ещё лежит снег – интересное, весёлое и экстремальное мероприятие. Познакомил меня с командой, которой руководил Владимир Садовников. С этой командой, на катамаране я открыла для себя ещё и водный туризм. С тех пор начала ходить ежегодно и на катамаране, и на байдарке.
А в июне 2010 года позвонил Виктор Александрович и спросил «Хочешь сходить на Кавказ? Ивановский альпинист и путешественник Игорь Смирнов формирует группу из ивановских и костромских ребят. Из шуян идёт Николай Крупин. Если хочешь, можешь к ним присоединиться».
Мне вдруг очень захотелось пойти в горы, и мой муж поддержал идею, помог собраться и обещал в моё отсутствие больше внимания уделять дочери. Последнее стало решающим фактором. Вот так я в первый раз по-настоящему попала в горы. Группа получилась сборная и по составу, и по опыту. Для нескольких человек это был обычный маршрут, но большинство были в горах впервые, поэтому сначала планировалось что-то вроде прогулки по предгорьям. Полюбоваться на Кавказ, на ледники, на водопады, на горные леса, и вернуться. Никаких серьёзных восхождений не намечалось. Но, в конце концов, после продолжительных сомнений и споров решили идти на Эльбрус.
Восхождение начали от посёлка Эльбрус по восточному маршруту долиной реки Ирикчат. Семь дней ушло на акклиматизацию. Базовый лагерь разбили близ «Приюта 11». Из него на восьмой день, рано утром начали собственно восхождение. Продолжалось оно часа два с половиной или три. Нам очень повезло с погодой – было солнечно и тепло. Чем запомнился подъём? Прежде всего, усталостью. Когда, наконец, оказалась на вершине, сил на какие-то проявления эмоций почти не было. Сфотографировались, полюбовались роскошной панорамой Большого Кавказского хребта, отдохнули и пошли вниз. На обратном пути навстречу попались несколько групп, идущих к вершине.
Запомнилась встреча на тропе со священником. Батюшка шёл к вершине в рясе, с обычным посохом и сумкой через плечо. Рядом с экипированными туристами он выглядел очень необычно. На наш вопрос, дойдёт ли он без специального снаряжения до вершины, батюшка невозмутимо ответил: «Если Господу угодно будет – дойду!».
И ещё одна необычная встреча была уже у нашего лагеря. Там остановились отдохнуть на пути к вершине два очень пожилых альпиниста. Хорошо экипированные, они не производили впечатление новичков. Но возраст… На первый взгляд им было лет по семьдесят. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что одному из них восемьдесят шесть, а второму – девяносто лет! Как о чём-то совершенно обыкновенном он рассказал, что три последних своих юбилея он отмечал на Эльбрусе. Вот и девяностолетие тоже решил отметить там, на высочайшей вершине Европы и России.
Запомнилась и дорога домой. Вы, наверное, помните, какие в тот год были пожары. Леса горели повсюду, временами сквозь пелену дыма даже солнца не было видно. Всю дорогу от Нальчика до Москвы в вагоне буквально нечем было дышать. Видели и последствия пожаров. Страшно смотреть было на то, что осталось от деревенских домов – одни почерневшие от копоти кирпичные трубы да фундаменты, а вокруг сплошная чернота, гарь…
Вот так, спокойно, как о чём-то совершенно обычном, будничном, рассказывает Евгения о своём покорении Эльбруса.
Интернет сегодня наводнён приглашениями в сопровождении опытных гидов совершить восхождение на Эльбрус, при этом утверждается, что это по силам любому человеку без особых проблем со здоровьем, в том числе и не имеющим специальной подготовки. У меня эти утверждения вызывают определённые сомнения. По собственному опыту знаю, что горы – это очень серьёзно. Когда-то в Туве в сопровождении опытных альпинистов я принял приглашение взойти на Монгун-Тайгу – наивысшую точку Тувы и всей Восточной Сибири, высотой 3970 метров. Вершину, считающуюся технически не сложной для восхождения. Мне тогда не было и тридцати лет, никаких проблем со здоровьем не было, скорее наоборот – второй разряд по лёгкой атлетике, десять лет работы в тайге, связанной с постоянными многокилометровыми переходами. Словом, был в хорошей физической форме, да и по Саянам мальчишкой немало полазил. Но тогда, на Монгун-Тайге, не добравшись и до трёхтысячной отметки, что называется «сдох». Почувствовал сильное кислородное голодание, головокружение и вынужден был, буквально едва держась на ногах, вернуться в лагерь. А Эльбрус ведь 5640 метров…
– Потом несколько лет про горы и не вспоминала, – рассказывает Евгения, – у нас родилась вторая дочь и, естественно, всё время и всё внимание уделялось детям. Из серьёзных путешествий было только два – на несколько дней в Карелию.
В 2008 году Виктор Потёмкин пригласил поучаствовать в «Шуйской кругосветке» – соревнованиях, посвященных памяти мастера спорта СССР по спортивному ориентированию Валерия Ястребова. Там встретились все бывшие ученики Виктора Александровича. Кто-то по-прежнему занимался и занимается спортом, другие стали предпринимателями и приехали на кругосветку как спонсоры. Там попробовала свои силы на дистанции 35 километров для смешанных пар. И с тех пор вот уже девять лет постоянно принимаю участие в этих соревнованиях. Нравится то, что это не формальное мероприятие, а в первую очередь встреча друзей, единомышленников, с которыми можно посидеть у костра попеть песни, всегда есть о чём поговорить.
О горах, честно говоря, даже и не вспоминала до мая 2015 года, когда пригласили в команду, собирающуюся совершить восхождение на Эльбрус в честь юбилея Победы. Как и в 2010 году, команда была сборная – костромичи, ивановцы. Из шуян нас было двое – Николай Крупин и я. Всего семнадцать человек, из них пять женщин. Поехали на двух машинах. Идти к вершине решили на этот раз наиболее сложным, северным маршрутом от местечка Джиласу. Первый лагерь оборудовали на поляне, где в годы Великой Отечественной войны был немецкий военный аэродром. На следующий день начали постепенный подъём. На третий день разбили базовый лагерь на высоте 3800 метров, и тут погода испортилась. В горах это бывает часто, погода там непредсказуема. Резко похолодало, поднялся сильный ветер. 6 мая предприняли попытку подняться до высоты 4500 метров, откуда и планировался штурм вершины. Но штурм пришлось отложить. У наших костромичей ветром в клочья порвало палатку. Решили спуститься, переехать на южный склон и попытаться взойти там. Южный маршрут самый многолюдный, он считается наиболее лёгким, доступным практически каждому. Но и там поднялись только до высоты 4100 метров. Ветер был такой силы, что буквально валил с ног. Ребята попытались подняться до 4600, но вернулись. Ещё одну попытку хотели предпринять 9 мая, но ветер не стих и никто, кроме Николая Крупина, идти к вершине не рискнул. Он вышел в 3 часа ночи. Одновременно с ним шли к вершине ещё две группы из Подмосковья. Они смогли подняться до отметки 5300 метров, после чего подъём прекратили. Чем это могло закончиться – не трудно представить. Нам рассказывали, что 6 мая, при попытке штурма вершины с восточной стороны, пятерых альпинистов порывом ветра снесло в пропасть. Их спасли, но все получили очень тяжёлые травмы. Хотя по обычным меркам было не очень холодно, не больше 10 градусов, но при ветре около 20 метров в секунду эти десять градусов мороза превращаются в тридцать, а то и больше…
В этом году снова ненадолго ездили на Кавказ, но на этот раз не для восхождения, а просто погулять по горам, пофотографировать, «повисеть на скалах».
– Планы? – Евгения на мгновение задумалась, – не знаю. В первую очередь, конечно, семья, а всё остальное, как получится.
Вот так завершился наш разговор. Вопрос, который Владимир Семёнович адресовал своей скалолазке, в нашем случае остался без ответа. А впрочем, каждый ищет ответ на него сам.

Олег НАЗАРОВ.


Обсуждение

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение